Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Внезапно - с подачи Зои Казанжи - набрел на замечательного поэта.
Прошу любить и жаловать - Дмитрий Филимонов:

ЗОЛОТОЕ ДЕТСТВО

        Я спросил у Дяди Феди:
        «Почему машина едет?»
        Дядя Федя нос потер
        И сказал: «У ей мотор».
        Я поправил дядю Федю:
        «Не у ей, а у нее».
        Возмутился дядя Федя:
        «Ах ты, сука, е мое!»
        Я на всякий случай в руку
        Взял осколок кирпича
        И ответил: «Я не сука.
        Я - орленок Ильича!»

Тут еще много - наслаждайтесь.

Учитель

Роль личности...
Кто бы не хотел такого учителя для своих детей?

Учитель русского языка и литературы московской школы № 57 Сергей Волков согласен, что дети стали меньше читать. Что им труднее дается классика. Что час с книгой наедине превращается для многих в пытку. Не согласен он только с тем, что дети стали хуже. И уже этого достаточно, чтобы понять, что он – действительно хороший учитель.

Collapse )

Это вам не трубку курить

У меня реально нет слов.
Памятник поставить и самой бабушке, и детям (внукам), которые научили ее не бояться навороченной техники!

Вот она может сказать, что жизнь прожила не зря - вне зависимости от того, есть ли у нее награды и звания.

Кстати, френды - на каком языке она поёт? в комментах на ю-тьюбе предложили язык поволжских немцев - и татарский! Я практически уверен, что германская группа.



ГЗВ. Спасибо Виктории Юдиной! Вот что она пишет:
Наконец-то я нашла информацию об исполнительнице! Её имя Maria Pusch - русская немка, поэт композитор. Вот её канал - https://www.youtube.com/channel/UCH-xNKh-gsd5_SkKBSQftSg Ей всего 90+!!! дай Бог здоровья! Здесь так же много её исполнений https://www.youtube.com/watch?v=SKnGBaIDCGg

Я, однако, заглянув на канал, думаю, что Мария Пуш - действительно русская немка, поэт, коммпозитор и так далее. А вот на видеозаписи мы видим - ее маму! И ей действительно за 90.

Раньше и теперь

В сетевых странствиях набрел на прекрасную и изящную - как почти все у него - песню Булата Шалвовича Окуджавы, ностальгично воспевшего русскую армию (вероятно, времен Александра I):



Как же все сейчас изменилось... Не знаю, как бы отреагировал бард на "подвиги" нынешних наследников славы русского оружия, но у меня сложилось

Сумерки России, чей-то голос пьяный,
Позжнее катанье.
Впереди на джипе едет Моторола, синий от гулянок.
Рядом с ним кобыла с красными глазами, с фиксой золотою,
Оба с пистолетом, оба неумыты, пахнут лишь войною.

Вслед за Моторолой едет банда Гиви, как эскорт и свита.
Все они небриты, все они бандиты - жаль, что не убиты.
Следом - арестанты, нынче - комбатанты,
На руках - кастеты.
Все они подонки, все сплошь оккупанты, все под "марафетом".

Все слабее звуки прежней мирной жизни, голоса былые
Только шум моторов, пьяных разговоров
Да надежды злые.
Все слабее запах очагов разбитых, молока и хлеба.
Все расплата ближе - их тогда не примет
Ни земля, ни небо.

Эстетическое

bither перепостил полугодичной давности Эссе Захара Прилепина, сопроводив комментарием "Хоть с Прилепиным у меня коренные разногласия. но эссе в самую пимпочку".

Само эссе - ниже, но ключевая фраза - "В своё время Синявский писал, что у него были только «стилистические разногласия» с Советской властью.
Нынче всё наоборот. С нашими оппонентами, живущими в своей иллюзорной, на наш вкус, «эволюции», – совпадения у нас только «стилистические».
Мы обладаем общим культурным кодом. Во всём остальном мы противоположны. Диаметрально!


Это удивляет Прилепина, это же удивляет и меня. Находящегося, как и bither, с другой стороны баррикад.

Выходит, этика с эстетикой - никак не связана?

Collapse )

И, чтоб два раза не вставать - кто опознает, о каком своем товарище пишет Прилепин? Комменты временно скринятся - не буду лишать френдов удовольствия погадать.

Каганов

По-моему, шедевр.

Весь мир, уставший от проблем,
стоял к плечу плечом
и договаривался с тем,
который ни при чем.

О том, чтоб не везли ракет,
которых не везли.
О том, чтоб те, которых нет,
домой к себе ушли.

О том, чтоб прекратилось то,
что так мешало всем —
всё то, что никогда, никто
не делал тут совсем.

Отрепетировали тон
с психологом-врачом —
чтоб наконец их понял он,
который ни при чем.

Тактично ставили на стол
букеты свежих роз —
чтоб не замкнулся, не ушел
в делирий и психоз.

И тот, который ни при чем,
сидел в углу всю ночь.
И делал морду кирпичом.
И был готов помочь.

И ставил подпись на листе.
И твердо обещал,
что это прочитают те,
которых знать не знал.

И только в аэропорту
до вылета за час
он тихо папку вынул ту
и бросил в унитаз

скрепленный твердым сургучом
готовый протокол.
Поскольку вовсе ни при чем,
а просто мимо шёл.

Леонид Каганов

RIP

О покойных - либо хорошо, либо ничего, учили древние римляне. Но есть очень мало людей, о которых при всем желании нельзя вспомнить ничего, в чем их можно было бы упрекнуть - ни слова, ни поступка. Многие, даже интеллигентейшие и умнейшие, люди срываются - кто-то покровительственно похлопает по плечу "братьев-украинцев", кто-то подобострастно прогнется под власть имущих, кто-то ревниво лягнет собрата по цеху. Никогда, ни разу не позволил себе такого Борис Натанович. Его нравственный камертон звучал чисто до самого конца.

Я учился на книгах братьев Стругацких с юных лет - конечно же, не сразу понимая глубину кажущегося "легким" жанра. Авторы ничего не скрывали от нас - они мужественно признавались в своих заблуждениях, взрослели, задумывались и заставляли делать то же самое нас. Мы понимали - то, что казалось простым и ясным, на практике оказывается сложным, иногда не имеющим решения. Но решение искать необходимо - и братья искали его вместе. Потом ушел Аркадий, а Борис продолжал путь в одиночку.

Считаю автора "братья Стругацкие" самым значительным писателем второй половины XX века в России. Проблемы, поднятые в их поздних произведениях - и прежде всего взаимоотношения цивилизаций, культур, стоящих на разных стадиях развития - все более очевидно становятся ключевыми для человечества. Мы так и не научились их решать - то, что сейчас происходит в Израиле, к сожалению, доказывает это в очередной раз. Но я верю, что люди, выросшие на "Трудно быть богом", "Обитаемом острове", "Попытке к бегству", "За миллиард лет до конца света" - немножечко ближе к решению, чем те, кто этих книг не читал. И, как и раньше, отношение к Стругацким остается верным признаком: мы одной крови - ты и я.

Спасибо за все, Борис Натанович. Нам будет трудно без Вас - но мы постараемся.