Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Встретились два человека...

Никак не могу к этому привыкнуть.

В фейсбуке, где размещено это видео, указано число просмотров с прошлого понедельника - 10 млн. 10 МИЛЛИОНОВ, Карл! А так как там еще 250 тысяч перепостов, то (поскольку я не знаю, как идет трансляция, и как подсчитывается число просмотров при перепосте) суммарное число может быть в разы больше.

И что? думаете, кто-то позаботился указать, КТО эти молодые люди?
Видимо, предполагается спрашивать друг у друга: "ты видел вот тех? ну, этих, она на нем висит, а он ее кидает, как куклу"?
В комментах разбирается что угодно - хореография, психология, психоанализ, значение танца, скрытое значение, ассоциации, которые возникли у комментатора - но не артисты!

Мало того, что они с этих миллионов просмотров не имеют ни копейки (а вот первый запостивший свою страницу подраскрутил не слабо, монетизировать может разными-путями). Но когда "вот те...ну, эти.." приедут в ваш город, и вы увидите на афише два имени - откуда вам знать, что это именно они? что заставит вас купить билет?

Что ж,внесу посильный вклад в исправление этого безобразия. На видео дуэт NOOS - Justine et Frédéri. Они французы. Justine Berthillot и Frédéri Vernier встретились на одном из фестивалей в 2009, с 2011 выступают вместе. Работают в National Circus Arts Centre (CNAC).

Музыка, под которую Жюстин и Фредери исполняют этот номер, принадлежит группе The Irrepressibles и называется Two Men In Love.

А теперь наслаждайтесь и ищите свои психологические трактовки. Или не ищите.




история, рассказанная К.

Оригинал взят у runata в история, рассказанная К.
- ...и вот в какой-то прекрасный момент компания Дисней решает привезти в Россию сериал "Винни-Пух" и начинает подбор актёров для озвучки со своим местным представительством. У них там с этим всё строго, каждый голос утверждается в штаб-квартире, и после этого происходит запись в присутствии американского начальства. Ну подобрали всех, утвердили, всё хорошо идёт. Приезжают на озвучку, серьёзные такие, в чёрных пиджаках с золотым микки-маусом на лацканах... И тут выясняется, что актёр, который должен озвучивать Кролика, запил. Серьёзно так, без возврата к реальности в ближайшее время. Что делать? Метались-метались, позвали Ленькова, никому ничего не сказав. Озвучка проходит прекрасно, все довольны. В конце процесса диснеевцы подзывают кастинг-директора, благодарят и спрашивают: "А скажите, ведь на Кролике у нас не тот актёр был, да?". Директор помялся, но сознаться пришлось: "Да, не тот". "А что с тем, который изначально был выбран?" - интересуются диснеевцы. "Ну вы понимаете, он что-то себя плохо чувствует", - начинает юлить директор. "Бухает что ли?" - напрямик спрашивают гости. "Ну да, в запое," - вздыхает директор. "Удивительное дело!" - радуются вдруг диснеевцы, - мы запускали этот сериал в 65 странах мира, и не было ни одного случая, чтобы Кролик не забухал!"

О Земфире Талгатовне

Кто не боится большого количества умных, не всегда входящих в тезаурус среднего русскоязычного юзера, слов - тем весьма рекомендую непривычно для язвительного Артёма Рондарева комплиментарный текст "Нормальная":



...Ее характерное пристрастие (в ранних песнях) к уменьшительными суффиксам – «наркотики-поворотики», «зрачочки», – та обманчиво-беззаботная интонация, с которой она выпевала подобные слова, и та заметная нервозность, которая стояла за этой мнимой беззаботностью, – все это работало на то, чтобы вывести любовную, интимную тематику из контекста, который создает из любовной тематики «предназначение женщины», чтобы превратить ее из генерализации в повседневность, которая не касается никого, кроме тех, кому она принадлежит.

Повседневность прекрасна тем, что из нее нельзя выстроить иерархий – в ней все важно и все в то же время приватно, то есть важно только в том случае, если ты сам проживаешь эту повседневность, а не отдаешь ее на суд больших ценностных систем: в этом случае она оказывается освобождением от больших нарративов и основным врагом идеологий – недаром с ней так отчаянно боролась советская власть, клеймя ее «мещанским бытом».

Здесь, в этой автономизации эмоции и аффекта, и содержалось то основное, что Земфира принесла с собой на рок-сцену: возможность принципиально частного взгляда, в этом смысле становящегося своею собственной метафизикой, метафизикой частного, единственным легитимным модусом существования, в котором любое «обобщение» (которое по-прежнему следует понимать как мужскую прерогативу) становится избыточным пижонством и, как следствие, – признаком слабости, в первую очередь – слабости лексической. В итоге, если Агузарова потакала представлению о женских проблематиках как о проблематиках Другого, то Земфира сделала «проблематикой Другого» все содержание чисто мужского на себя взгляда: это «он» оказался вторичным и часто даже неуместным, а «она» (с ее правом выбирать себе объекты любого гендера) – стала нормой.

После войны

Сегодня многие празднуют. Празднуют годовщину окончания страшной войны - которую практически никто из нас не помнит (разве что по рассказам отцов и дедов). Празднуют в то самое время, когда идет другая война, на которой гибнут их братья, дети, мужья...

Мне этот праздник - в сложившейся обстановке - непонятен. Поэтому хочу поговорить о другом. Когда-нибудь эта война закончится, и ее участники - те, кому повезет - вернутся к нам. Опаленные этим пламенем, отравленные этой ненавистью. Не все вернутся здоровыми: война - не прогулка. Они уже возвращаются, они уже среди нас. Давайте же, вместо того,ч тобы кричать "дедывоивале", сделаем так, чтобы им - живым - было легче жить среди нас. В память же о тех, кто когда-то это сумел, процитирую рассказ дочери о своем отце - Льве Разумовском - который в 17 лет, в 1943 году, ушел на фронт, а в 1944м с него вернулся. Без руки.


Лев Разумовский на фронте. 1944. За две недели до ранения.

*  *  *  *  *  *


Доброжелательные соседи по госпиталю говорили мальчишке:

– Ну, и куда ты теперь такой? Пысарем будешь.

 А он с детства мечтал заниматься скульптурой и совершил невозможное: с одной рукой стал скульптором. И сумел сохранить себя как личность, не утратить достоинства, мужества, умения радоваться красоте и дивное чувство юмора.
Он жил так, что даже мы - семья, не ощущали, что у него одна рука. Он умел всё: мыть посуду, чистить картошку, пилить и колоть дрова, делать красивую мебель, с художественной резьбой и ещё многое, многое, чего не умеют другие.
А скульптура? Каркас, глиняная модель, формовка, обработка мрамора или бронзы? А живопись, графика? А работа над художественными медалями, требующая обеих рук: в одной - художник держит боёк, в другой - молоток?
Только он сам знал, чего это ему стоило.

Никогда, ни в каких аннотациях к прижизненным выставкам он не позволял упоминать о своей инвалидности. И когда слышал высказывания о том, что "пока мы кровь проливали, жиды всю войну просидели в Ташкенте", бил протезом... Пока был молод, конечно.

Collapse )

(no subject)

Ежели кто не догадался, предыдущим постом я пытался поздравить прекрасных дам с праздником. Для недогадливых (а также для тех, кого от первых же аккордов "ЛМ" неудержимо тянет в Ригу) - более традиционный вариант поздравления:



Расстаньтесь с хитрой маскою, дорогие. И улыбнитесь нам:)

Божжже, как она его высекла

Одеть короля не удалось

Марк Ротко - это великая загадка для меня.

Очень неприятно чувствовать себя, любящего живопись и интересующегося ею, идиотом - но именно так я чувствую себя перед картинами Ротко. Не покидает ощущение, что тебя попросту дурят. Такое ощущение не возникает ни возле картин Кандинского (я даже скорее повесил бы у себя дома именно Кандинского, а не, скажем, ван Гога), ни возле "Черного квадрата" - это, понятное дело, концепт, его вообще не нужно разглядывать, нужно просто знать, что он есть.
Но Ротко? вереница картин с двумя разноцветными прямоугольниками, один над другим, иногда с скругленными углами?



Увидев этот пост, я обрадовался - вот сейчас, сейчас мне объяснят! а когда автор упомянула Шиле, в которого я влюбился после посещения Нью-Йорка, предчувствие скорейшего освобождения от груза еще усилилось. Но...

"На первый вгляд его картины кажутся статичными, но стоит вглядеться в них несколько минут, как изображение начинает двигаться и пульсировать."

"На первый взгляд, кажущиеся статичными, картины вскоре начинают двигаться, дышать, наполняться, словно ветром, они сами приходят к зрителю, и зритель, сам того не желая, погружается в их глубину."

"На его картинах большие контрастные полосы мерцают и переливаются, переходят в друг друга и зовут зрителя в глубину цвета, проникают внутрь сознания. "

Право слово, это напоминает некую мантру, которая повторяется, чтобы "проникнуть внутрь сознания". Почему прямоугольники должны начать двигаться и пульсировать? с какой стати?

Не надо думать, что я сужу по копиям - я видел оригиналы Ротко в Штатах, а также огромную (почти весь первый этаж Эрмитажа) выставку в Питере. Ничего не пульсирует. Король - голый.

По-прежнему надеюсь когда-либо понять этот феномен.

UPD. В комментах нашел ссылку на этот пост:

в мозгу обнаружены т.н. зеркальные нейроны;
когда некто видит мимику, рисунок движения другого человека, зеркальные нейроны вызывают возбуждение тех мозговых структур, которые отвечают за производение аналогичных движений. Этот механизм помогает нам достаточно точно определять состояние, чувства, иногда намерения другого человека.
Каждый как бы примеряет на себя движения, выражение лица собеседника. Вчувствуется. Достаточно успешно.
- В большинстве случаев, но не всегда. Реципиент должен иметь опыт переживаний, состояний, подобных тем, которые он наблюдает. Иначе возможна неверная интерпретация или отсутствие отклика.

Когда я смотрю на пятна Ротко - просто ощущаю его состояние, когда он рисовал это. Близкое, сродственное состояние. Сочувствие к автору появляется. По-науке выходит - отзеркаливаю. )
Я в подобное состояние прихожу при посещении коммунальных учреждений, вроде земельного ведомства, адвокатских контор и проч унылых мест. Именно там есть готовность с прямоугольниками пообщаться.
Биографию почитала - точно, судьба у художника не простая, с печальным финалом. То-то мне его цвета напоминают муторные тяжбы с инстанциями.


Ну что ж, с этим - до известной степени - согласиться можно. Надо будет попробоват представить себе Ротко, находясь в какой-нибуть унылой очереди. Правда, там я, как правило, читаю...